Мое водолечение

Применение воды с гигиенической, профилактической и лечебной целями восходит своими истоками к временам глубокой старины (Асси­рия, Вавилон, Древний Египет). Не будет преувеличением утверждение, что водолечение — один из самых древних методов лечения.

Применение воды с гигиенической, профилактической и лечебной целями восходит своими истоками к временам глубокой старины (Асси­рия, Вавилон, Древний Египет). Не будет преувеличением утверждение, что водолечение — один из самых древних методов лечения. В совре­менной медицине бурное развитие инструментальной диагностики, уди­вительные достижения хирургии, медикаментозной терапии, изменив­шие основы лечебного процесса, характер и течение заболеваний, ото­двинули водолечение на второй план: сегодня и больные, и, что еще прискорбнее, врачи используют и назначают лечение водой крайне ограниченно. Практически оно забыто. Между тем и тысячелетия эм­пирического применения, и современные данные медицинской науки указывают на несомненную эффективность водолечения, чаще как од­ного из дополнительных видов терапии, но порой имеющего и само­стоятельное значение.

Следствием невнимания к водолечению явилось отсутствие ли­тературы по этому вопросу, что в свою очередь тормозило его приме­нение. Поэтому издание книги С. Кнейп «Мое водолечение» следует только приветствовать. Несмотря на то, что написана она 100 лет тому назад, ее содержание актуально и сегодня. Живой язык, ясность, ло­гичность изложения делают чтение книги весьма захватывающим. Разумеется, не все положения автора, особенно касающиеся меха­низма действия водолечения, можно принять безоговорочно. Тем не менее читатель найдет для себя немало ценных мыслей о здоровье и предложений, как закалить свое тело.

Книга написана не для врачей. Однако глубина освещения вопро­са, описание оригинальных лечебных методик, своеобразный, порой неожиданный для нас, взгляд на сущность болезни, выздоровления, закаливания позволяют рекомендовать ее специалистам, медицинским работникам.

В. Я. Шварц, заведующий кафедрой курортологии и физиотерапии Ставропольского мединститута, доктор медицинских наук, профессор

Как священник я принимаю ближе всего к сердцу бла­го бессмертной души. Для этого я живу и за это готов умереть. Но и смертные тела доставили мне в течение 30—40 лет немало забот и потребовали от меня самоотвер­женного труда. Я не искал этого труда. Приход боль­ного был и остался для меня в тягость. И только взгляд на Того, Кто сошел с небес, чтобы исцелить все наши неду­ги, и воспоминание заповеди — «блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» —могли подавить во мне искушение отвечать отказом на обращаемые ко мне прось­бы. Это искушение было тем сильнее, что мои лечебные советы доставляли мне не выгоду, а скорее

потерю дра­гоценного времени; не почести, а клевету и

преследование; не благодарность, а во многих случаях